Круглый стол «Переводы «Дон-Жуана»: взгляд из XXI века» (17 мая 2010)

17 мая 2010 года в институте в рамках Байроновского общества прошел круглый стол «Переводы «Дон-Жуана»: взгляд из XXI века». В мероприятии приняли участие профессор МГУ Соловьева Н.А., заведующая кафедрой иностранных языков профессор Шишкова И. А., преподаватели кафедры Соколова И.В., Муратова Я.Ю., Яковлева Н.В., Королева М.В., Гладилин Н.В. и студентка 5 курса Татьяна Гуревич. В рамках круглого стола обсуждались различные вопросы, связанные с историей произведения, трудностями его издания, сюжетными линиями «Дон-Жуана», образами, а также переводами на русский язык.

Очень интересным и содержательным был доклад профессора МГУ Натальи Александровны Соловьевой. Она рассказала об истории создании «Дон-Жуана», о его архетипах, а также о России в произведении Байрона. Наталья Александровна отметила, что в «Дон-Жуане» прототипами главных героев были члены семьи Байрона. Удивительным оказалось то, что сама поэма Байрона претерпела 222 исправления автора и то, что больше всего аллюзий (на Шекспира, Мильтона и т.д.) оказалось именно в русских сценах. Также Наталья Александровна рассказала о происхождении замысла поэмы, процессе работы автора над ней, структуре «Дон-Жуана», обусловленной незаконченностью поэмы, ее жанре, а также о проведении экспериментов Байроном внутри своего произведения. Особенно увлекательным был рассказ профессора Соловьевой об архетипических чертах байроновского Дон-Жуана как в рамках всей мировой литературы, так и в пределах романтических произведений. Большая часть доклада была посвящена исследованию русских сцен в поэме. Следует заметить, что стране, в которой Байрон никогда не был, он посвятил целых три песни. Байрон пользовался различными источниками для описания далекой России: записями бесед, связанными с дипломатическими миссиями, рассказами сына Чичагова, разговорами в салоне.

Татьяна Гуревич рассказала о переводах «Дон-Жуана» на русский язык. Для исследования она взяла категорию лицемерия в оригинальном тексте произведения и сравнила с переводом Т.Гнедич. Интересным оказалось то, что лицемерие в произведении всегда соседствует с упоминанием о лицах женского пола. В переводе Т.Гнедич ускользают очень тонкие оттенки лицемерия, так отчетливо выделяемые в поэме Байрона.

Все участники круглого стола очень активно обсуждали рассматриваемые проблемы, делали дополнения насчет биографии Байрона и ее влияния на творчество автора.






Версия для печати